in

Съемочный процесс в кино 18+

-Вы что блять, охуели там что ли? — орал в телефон режиссёр. -Какого чёрта, ваш мудак водила ломится ко мне в дверь в пять утра, если на площадке надо быть в семь? Я блять продюсеру жаловаться буду, идиоты!!
— Владимир Вениаминыч, уже седьмой час, сегодня ночью время на час вперед перевели, ждём вас на площадке, актёров гримируют, свет почти поставили уже, …- матерный рык из телефона не дал администратору договорить, связь прервалась.
В ожидании рассвета и режиссёра группа терпеливо, не обращая внимания на дождь, делала своё дело.
— Ставьте эту хуйню сюда, а эту туда…да не надо трогать эту поебень, вообще уберите её нахуй отсюда!!!- орал с крана оператор утопающим в грязи осветителям.
— Господи, ну как же так, это же человек искусства и так матерится…- причитала субтильного вида очкастая хлопушка, вообще не понятно как попавшая в кино. Это была её вторая смена, она же и последняя.
— У чувака шестеро детей, человек отдыхает на работе, расслабляется!- пояснил ситуацию фокуспулер.
— Боже, я теперь совсем по другому смотрю на этого человека, какой он потрясающий!- пропищила хлопушка и устремила влюблённый взор на оперпоста объясняющего светикам схему света наиболее уместным к случаю языком.
Тяжелые тучи на корню пресекали любые попытки солнца показаться хоть на минуту. Мало-мальский просвет на треть диафрагмы карался очередным зарядом мелкого, всепроникающего дождя. Поэтому в ход пошло тяжёлое оборудование, чтобы хоть как-то пробить равномерно висящую над площадкой серятину.
Два осветителя тащили шестиметровый штатив к кромке леса.
— Гоша блять, ты сказал ,что мы в доме снимаем, я ,как мудак ,надел кроссовки, им ещё недели нет, а это поле из под капусты блять!- еле передвигая ноги с налипшей грязью изнывал под тяжестью «фака» легко одетый светик.
— Не ну ёпта, не в офисе работаем, к любой хуйне готовым надо быть. И потом если бы в доме снимали, то светили бы один хер с улицы, так что не ной, а шевели сандалями! — отрезал второй светик, одетый как водолаз и обвешаный как новогодняя ёлка всяким барохлом, начиная от тейпа разных цветов и заканчивая держалкой для бутылки от кокаколы.
Тем временем в камервагене, понимая безысходность происходящего, вскрыли опасливо выглядывающую с полки бутылку коньяка. Шесть киностаканчиков и лимон, заботливо нарезанный буфетчицей, разбавили общество недобитого накануне сникерса и зачерствевшего хлеба.
— Фу,блять, гадость какая!- пытался закусить промёрзшим буржуйским батончиком механик.- Сидели бы в павильоне! Тепло блять, сухо, сортир белоснежный ,до дома 10 минут!- продолжал механик глядя на сортир группы, представляющий из себя две синие кабинки установленные на бортовую Газель.
-Да ладно,хуле там сортир, вспоминать то будешь потом эту смену, внукам не про павильон рассказывать станешь, а про то как в говне по пояс кино снимали.Этож классика!- радостно подытожил плейбекер наливая по второму стаканчику.
— Шефу предлагали пять капель?- поинтересовался фокуспулер влезая в камерваген — окоченел там уже поди на кране…
— Даже если шеф будет, как мимо второй режиссёрши стакан пронести? Она с позавчерашнего дня рождения дольщика вокруг шефа как Цербер круги мотает, не может поливалки,блять, простить. Ну перебрал человек немного, забыл в какую сторону снимаем,с кем не бывает. Снято же в итоге!- размышлял механик, продувая казённым «воздухом» телефон буфетчицы.
-Нее, мы ж команда, поможем брату. Давай в шефский зимний ботинок аккуратненько стаканчик с коньяком поставим и типа пусть переоденется потеплее прям на кране, тем более ,что делали так уже ветераны движения!.- решил проблему доставки коньяка в кровь оператора фокуспулер.
Сказано-сделано. Получив ботинки шеф устремился на кране вверх, и подперев плечами небо выпил из стаканчика не вынимая его из ботинка. Почуяв неладное, «вторая» рванула к камервагену.
-Вот бляди, уволю ссуки всех, за ваш счёт твари эту смену переснимать будем!- орала режиссёрша с каждым шагом всё сильнее прилипая к планете.- Я продюсеру раскрою глаза на ваши приключения, он как раз к обеду обещался!
В итоге «второй» тоже налили в камервагене и на площадке на некоторое время воцарился мир. Светики, как бурлаки после разлива Волги, месили глину перетаскивая грязное «кабло» и медленно, но верно начинали походить на чертей. Художники драили трактор, на котором в кадре поедет актриса, там же суетился звукоцех, прилаживая микрофон в укромное место в кабине. Сам же караван с «гримёрками» и «костюмерками» находился на обочине просёлочной дороги метрах в ста от точки съёмки. Там уже приехал режиссёр в очень плохом настроении, и нещадно злословил по поводу всего, что его окружает, окружало, и будет окружать «-…в эту заранее просраную блядскую смену!!!». Даром предвидения режиссёр владел плохо, но в этот раз попал в точку.
Как говорится -«кадр ни о чём»: едет девица по полю в тракторе с плугами наперевес и песню поёт.
Сходив из гримёрки разок репетнуть актрисуля совсем выбилась из сил и ходить по грязище наотрез отказалась. Вопрос решили за пять минут: четверо рабочих на носилки ставят стул и носят кинодиву по требованию . И вот время к обеду. Актриса сама научилась включать передачу и трогаться, всем всё нравится, поснимали по всякому, крупно, средне… Понесли актрису отдыхать в очередной раз на носилках пока режиссёр материал смотрит и думает. А бумщик Стёпа за каким-то бесом попросился к рабочим попробовать себя носильщиком актрисы и «на раз, два» закинул на плечо непосильную ношу. Отдам герою должное: виду парень не подал. Примерно на пол пути актрисы к гримёрке, режиссёр увидел в кадре микрофон, нелепо пытающийся мимикрировать под многочисленные тракторные рычаги.
-Блять, Стёпа блять!!- вдруг истошно заорала чёрная палатка режиссёра, содрогнулась, послышался звук раздираемого на части икеевского стула…
— ПииздецБляаадь!!…-рычала палатка.
Звук упавшего в грязь монитора…
— Бляаадь!!- и палатка родила бога войны.
Бедный Стёпа осознал свою ошибку когда снимали последний дубль, решил, что не заметит никто притаившийся микрофон, но на всякий случай впрягся тащить актрису, чтоб быть при деле и подальше. Услышав в череде адских проклятий своё имя, он на долю секунды потерял себя, оцепенел, и этого хватило чтоб сапоги прилипли к глине и Стёпа не смог сделать следующий шаг и припал на колено. Актриса потеряла равновесие и попыталась спрыгнуть, но нога зацепилась и успев только жалобно прокричать -«Бляааать!!!»- упала гримом и костюмом в растоптаную жижу.
Стёпе хотелось стать земляным червяком и нырнуть в глубь размокшей планеты. Напряжение на площадке в ту секунду стало таким, что заглох генератор и слышно стало учащенное биение сердец. Актриса встала и вмазала Стёпе по морде, от чего тот повалился на спину и вместо опустившихся к нему на помощь ангелов увидел опустившиюся над собою свирепую личину режиссёра. Стёпа закрыл грязными руками лицо и приготовился умереть. Но режиссёр вдруг разогнулся и стал гомерически ржать и страшно материться. -Долбоёбы блять, вредителииии! — хватался за голову. -Уровень профессионализма моей группы — полный пиздец! Блядь,Это даже не в красной зоне! Я продюсеру буду жаловаться! Блять…
Актриса плакала будучи как Арлекин на половину чёрная.
Вобщем всех отмыли, микрофон убрали, сняли как хотели. Общий план осталось и припозднившийся обед объявят.
— Всё, все свалили оттуда за кран, можем снимать!- повизгивала вторая с опаской глядя на чёрную палатку.
Отнесли актрису в трактор, ещё раз объяснили куда и как нажимать и исчезли из кадра.
-Мотор, камера, актриса поехала,начали!- заорала чёрная палатка.
Что то пошло не так: трактор выпустил чёрное облако, страшно зарычал и очень быстро покатился.
— Стооп блядь! Стооооп! -из палатки вылетел реж, на этот раз в обличии сатаны.
Трактор катил, а актриса попробовала другие разные рычажки чтоб как то себя спасти, но получилось только плуг подопустить как раз проезжая над кабелем старательно уложеным осветителями. Первыми дрогнули приборы, затем буфет и палатка режиссёра. Этот кабель был Ахилесовой пятой съёмочной площадки. Всё что плохо стояло,в миг упало, и собирая жижу двинулось за трактором. Вдруг у генератора что-то сверкнуло и хлопнуло, всё выключилось, и трактор тоже заглох впившись плугами в многострадальную землю.
Режиссёр говорил много, красноречиво, эмоционально, махал руками и сломал ещё один икеевский стул во время монолога.
-… вам делать нехуй? Так идите нахуй! Долбоёбы блять, вредители! Всё проебали, решительно всё проебали!!! Дайте мне блять телефон продюсера , блядь!- схватил рацию, шарахнул ей об стол.-…я жаловаться буду блять на всю эту хуйню , пусть будет впредь на площадке, рядом блять сидит!!- пнул ногой ком грязи в сердцах,попал во «вторую», извинился.
А продюсер как раз приехал к обеду и держась за голову взирал сквозь слёзы на синий трактор и смешанную с землей площадку. На этом съёмка закончилась. После чего пять часов группа выезжала с поля на асфальт, обсуждая то, что именно такие смены остаются в наших сердцах, обрастают небывалыми подробностями и участниками, становятся былинами и анекдотами. И какая бы она лютая ни была, эта смена, она обязательно закончится. С днём кинематографиста, дорогие кинематографисты!

Автор https://www.facebook.com/anishchenkov.alexey

Понравилось?

1 point
Upvote Downvote

Total votes: 1

Upvotes: 1

Upvotes percentage: 100.000000%

Downvotes: 0

Downvotes percentage: 0.000000%

50 удивительно остроумных дизайнов штрихкода.

Что происходит, когда на работе ну совсем нечего делать